Четыре дня в Португалии 
English version
Испания осталась позади.

Мы пересекаем границу по неширокой двухполоске; знак, возвещающий начало новой европейской страны, едва заметен. Шум и суета Испании постепенно исчезают, и мы оказываемся на дороге почти в одиночестве.
Едем через довольно живописную сельскую местность; иногда смотрим по сторонам и кажется, что мы из Калифорнии никуда и не выезжали.
Иногда, на вершинах холмов рисуются чистенькие деревеньки из выбеленных домиков, с непременным старинным замком - наверное, всё-таки мы - в Европе.
Наша первая остановка - в Эворе. Вдали от интернета и Википедии, мы не вполне отдаём себе отчёт в том, что городку - больше двух тысяч лет. Может быть, наш семейный архитектор и знает, но она занята навигацией.
Évora
В Эвору мы въезжаем не через самые парадные ворота. Тратим минут пять на поиски места стоянки - и находим, всего лишь в квартале от Собора.
Собор Sé de Évora строился с 1280 по 1340 год; что-то в этих датах знакомо - точно, татаро-монголы оккупировали Русь примерно в это время.
Величественный вход в собор охраняют апостолы, обрамлённые розовым гранитом облицовки здания.
Визит в собор мы пропускаем, поскольку в предыдущую неделю видели десятка два. А зря, иначе бы могли увидеть настоящую португальскую плитку на стенах.
Бредём дальше к центру города, к развалинам Коринфского по стилю римского храма, построенного в начале первого века нашей эры (Templo Romano de Évora).
Площадь - на самом высоком месте в городе. Практически все здания на ней имели какое-либо отношение к инквизиции - почти как в советском областном центре средней руки. Эвора по счастью почти не пострадала во время землетрясения 1755 года (почти полностью уничтожившего Лиссабон), поэтому римский храм, собор, и многие другие здания считаются лучшими уцелевшими образцами Португальской архитектуры до 18 века.
Кроме собора, площадь украшена каким-то памятником, абстрактной скульптурой, и симпатичными бомжами.
Около часа уходит на прогулку по городским улицам, с частыми остановками в лавках с сувенирным барахлом. Уговорить себя оказывается всё труднее, поскольку обнаружился чисто португальский колорит в виде изделий из фарфора с голубым рисунком (что у нас, Гжели нет?) и вещей, сделанных из коры пробкового дерева. Никогда не представляли себе, что из пробки можно делать бумажники, шляпы и даже обувь.
Наибольшей опасности наши финансы подверглись в лавке с медными самогонными аппаратами, но после тяжёлой и продолжительной битвы рациональное начало в нас победило.
Можно было бы гулять по улицам Эворы до темноты, особенно в такой чудный, солнечный и прохладный день (после библейского потопа в Кадисе, Хересе и Севилье) - но мы - не те, кто может надолго забыть о желудке.
После замечательного первого португальского обеда в ресторанчике на Praça do Giraldo, мы отправляемся в Лиссабон.
Лиссабон
Юра - за рулём. Мы заботимся о том, чтобы не прерывался поток советов о выборе нужной полосы, приближающихся и пропущенных поворотах, всевозможных опасностях, и просто личного свойства. Навигация "по приборам" - практически бесполезна, в чём мы убеждаемся после второго круга по тому же маршруту. Понимаем, что нам нужно вызвать в себе внутреннего бунтаря и просто проигнорировать многочисленные знаки "Движение запрещено" и въехать в лабиринт из узеньких кривых улочек под стенами старой крепости.
В конце концов находим нашу гостиницу - но в этом месте мы не можем даже остановиться. Откатываемся на стоянку и возвращаемся пешком.
В гостинице нас тепло встречает консьерж. В попытках установить контакт мы перебираем испанский, французский и английский языки, и в конце концов останавливаемся на вполне литературном русском. Наш консьерж - из Омска; мы непроизвольно хихикаем, вспоминая классический анекдот на тему "как жизнь разбросала". Получаем ключи от комнат, ценные советы по проведению времени в Лиссабоне (особенно - где поужинать), и даже по рюмке портвейна. Жизнь налаживается.
В отеле всё гламурненько сверкает усилиями дизайнера интерьеров, на воле - темно, как... ну, темно. Выходим в люди, и спускаемся в город по ступенькам между стенами в фарфоровой плитке. Иногда плитка уступает граффити самого лучшего качества.
Добредаем для главной пешеходной улицы и ищем главную площадь.
Атмосфера какая-то неспокойная - на каждом перекрёстке шатается парочка молодых людей, не спускающих глаз с наших скромных пожитков (почти как из российских девяностых годов). Может, мы и неправы, но проверить не хочется.
Видим наш первый Лиссабонский трамвай и подкрепляемся чудесными португальскими корзинками с заварным кремом.
Уже поздно. Мы взбираемся в гору голодными - наши надежды на ужин вполне оправдываются в двух шагах от гостиницы. Юра заказывает себе Кайпирошку - откуда он всё знает? Если Вы не в курсе - Кайпирошка - примеро то же самое, что и Кайпиринья. Я тоже не знаю, что такое Кайпиринья, но -ошка - попросту водка со льдом и соком лайма. Очень даже освежающий вечерний напиток.
После ужина делаем попытку захвата крепости... но она - заперта на замок, и барышни - утомлены долгим путешествием.
 * * * 
С утра решаю пожертвовать получасом сна ради осмотра и фотографирования Лиссабона на рассвете.
К счастью, рассвет довольно поздний, около восьми.
К несчастью, местные барыги захватили все утренние виды себе. Крепость по-прежнему на замке, и охранник пристально наблюдает за моим постепенным перемещением к перелезаемому забору.
Так что утренние фотографии Лиссабона - невнятные и мало осмысленные. Мы подробно завтракаем, и приходим обратно в крепость уже после снятия осады (туристами) около половины одиннацатого.
По дороге что-то привлекает моё внимание в окне лавки с сувенирами; я ещё не знаю, что - но на всякий случай возвращаюсь. То ещё Рождество, я Вам скажу.
Встечаем перца, которому до картин Магритта не хватает только котелка. При этом он - явно это осознаёт.
Ворота крепости распахнуты, и мы - внутри. И не только мы, но ещё человек тыща. Сверху виден почти весь старый город.
Останавливаемся у забавной, по-португальски каменной табличкой типа "вы здесь, а тут и там - вот что". За табличкой, однако, видны только сорняки.
Рядом - крепость сторожат старые чугунные пушки. Я мысленно оцениваю, сколько туристов с айфонами на selfie sticks смогут взобраться на ствол пушки, прежде чем она перевесит и сбросит их с крепостной стены...
Одна из достопримечательностей крепости - павлины. Тут их целая стая в ветвях сосен; несколько - бродят по газонам и расфуфыриваются.
Город замечательно открывается с крепостных стен.
Наш интерес к крепости постепенно охладевает; Жене приходит в голову замечательная идея поездки на трамвае номер двадцать восемь. Предполагается, что это - кольцевой маршрут, заходящий в колоритный район Bairro Alto.
Спускаемся к ближайшей остановке. Первый подошедший 28й по кольцу не идёт ("в депо иду, в депо, русским языком сказано!"). Садимся во второй, который тоже по кольцу не идёт, но мы это узнаём уже в пути.
Минут пятнадцать или двадцать наслаждаемся ездой в трамвае. Не то, чтобы мы по трамваю так соскучились, но езда по путям такой крутизны и кривизны - занимательна.
Особенно интересно наблюдать за "разборками" между трамваями и остальными участниками движения. Обратное утверждение к нашему знаменитому "Не трамвай, объедет" в Лиссабоне точно не работает. Кроме того, интересно, как ездят на подножке трамвая - в некоторых местах трамвай - в нескольких сантиметрах от стен зданий.

В районе Bairro Alto есть и другой тип трамвая - скорее фуникулёр, судя по крутизне склона и наклону всего вагончика вперёд.
В процессе гулянья по Bairro Alto мы резко набираем метров шесть высоты, и дамы намекают на то, что пора бы и пообедать.
Большинство ресторанов - закрыты на сиесту. Мы находим открытый, и наслаждаемся обедом. Мы почти никогда не фотографируем еду, но для этой приходится сделать исключение.
Сытые, идём дальше на слегка заплетающихся ногах и со слипающимися глазами. Спускаемся в центр города - публика доброжелательна, неспешна и расслаблена. Даже туристы.
Нам-таки пора сворачиваться и покинуть Лиссабон. Забираем машину из подземелья и выезжаем из центра города.
Архитектор Женя высказывает пожелание посмотреть на новый музей искусства, архитектуры и технологии (MAAT). Желание удовлетворено - но музей закрыт. Только что построенное новое крыло выглядит каким-то недоделанным, хотя вроде бы открылось месяц назад.
Музей - прямо на набережной реки Тежу, где публика разнообразно отдыхает. Присоединяемся минут на десять.
Нагулявшись, идём в машину и едем в Синтру.
 * * * 
Синтра
Отсутствие плана поездки, практически возведённое нами в принцип, имеет свои преимущества и недостатки. С одной стороны, мы часто случайно оказываемся в замечательных местах, о которых даже и не подозревали. С другой... Мы читали чуто-чуть про Синтру, но не настолько, чтобы знать, что мавританский замок закрывается на ночь, и довольно рано. Это обстоятельство выясняется после форсированного подъёма в гору на машине (под нервные всхлипы с заднего сиденья), поэтому мы ограничиваемся прогулкой по центру Синтры - где поздний, девятнадцатого века, романтический архитектурный стиль завоевал всемирное признание в виде включения города в список наследия ЮНЕСКО.
Летняя резиденция португальской короны, Palácio Nacional de Sintra, с её коническими дымовыми трубами, тоже оказалась закрытой.
Ну, по крайней мере, мы старались...
В плане - ночёвка в Коимбре, в двух часах езды. Два часа проходят в полной темноте и раздумьях о том, есть ли на португальских шоссе фоторадары - и не догонят ли нас поборы за езду на сорок километров в час за пределом скорости. При этом большую часть времени мы проводим в правой полосе - левая явно зарезервирована для Die Deutschen - быстро приближающиеся слева ксеноновые фонари обычно принадлежат продуктам промышленности Мюнхена, Штутгарта или Ингольштадта.
Коимбра
Наш наскоро-зарезервированный отель Осло обещает виды на знаменитый Университет прямо с крыши - и не обманывает.
Наши эксперименты в области ночной ландшафтной фотографии не приносят достойных плодов, поэтому приходится отложить продолжение на утро.
Ужин в ресторане Dom Espeto оказывается просто фантастическим - жареный осьминог вкусен настолько, что следующий за ним стейк по сравнению с ним блекнет.
Коимбра - единственный город на всём Иберийском полуострове (который мы видели), в котором на вершине холма не крепость и не собор, а Университет. Основанный в 1280 или 1290 году, он - тринадцатый в списке самых старых университетов мира, которые никогда не прекращали работы.
Позже, мы находим остатки городской стены и многочисленные соборы, но гораздо менее заметные.
После крутого подъёма (страшно подумать, как студенты преодолевают его с похмелья), мы - на настоящей университетской площади: с башней с часами, парадным входом с лестницей, памятником королю Жуану Третьему (João III), окончательно переместившему университет в Коимбру, библиотекой и т.д.
Мы выходим с менее парадной стороны университета - по направлению к остаткам римского акведука и Ботаническому Саду (Jardim Botânico da Universidade de Coimbra), основанному около 250 лет назад.
Спускаемся к набережной реки Мондего по узким и крутым городским улочкам, мощённым довольно неровным камнем.
На набережной проходим через чудесный парк; местный Тюильри раскинулся почти до вокзала и нашей гостиницы. Пора садиться в нашу карету и двигаться в направлении нашей последней точки в Португалии.
 * * * 
Порто
Навигатор - Женя. Завтра - наш последний день на Иберийском полуострове; не доверяя нашим порывам, она сначала заруливает нас в Музей современного искусства Serralves (потом - смотреть какой-то другой архитектурный курьёз).
Визит в музей слегка откладывается из-за попыток найти место для стоянки на улочках с односторонним движением. Наконец мы - внутри, и обходим замечательный парк на территории музея. Наши случайные попутчики - забавная компания студентов, которым сад - явно больше по душе, чем интересная выставка Миро в самом музее.
Сад и вправду роскошен - вплоть до настоящей фермы с коровами, лошадьми, овцами, козами, и скамейками для наблюдения быта вышеописанного домашнего скота.
Покидаем парк, перекусываем, и движемся в центр.
Архитектор Женя непременно должна увидеть творение Рема Ко́лхаса Casa da Música; мне уже лень искать место для стоянки, так что я остаюсь в машине, припаркованной под запрещающим знаком, и оттуда разглядываю причудливой формы кусок бетона, в котором в довольно случайных местах прорезаны окна. Женя возвращается и мы объезжаем площадь пару раз, пока она объясняет концепцию здания. По правде говоря, в Casa da Música так же трудно опознать концертный зал, как и в Дисней Холл, построенный Фрэнком Гэри в Лос Анжелесе.
Уже поздно - пора ехать в гостиницу. В пределах одного квартала - три гостиницы с названиями, в которых совпадают как минимум три слова из четырёх. Поселяемся в одну из них - как выясняется после оплаты, не ту, где заказали номер...
Пора идти в город и бузить.
Через пять минут мы на мосту Луиша Первого - через реку Доуро - и наслаждаемся видами Порто на обоих берегах.
Визит в Порто немыслим без тура по винодельням и отведывания портвейна - но нам надо торопиться, поскольку почти все винодельни закрываются от шести до половины седьмого.
Нас пускают в погреба Калем, и мы изучаем историю и премудрости производства портвейна, и разницу между Ruby и Tawny.
Мы жадно поглощаем новые знания и сам продукт. Вкусовые ощущения от портвейна остаются на память, знания - пропадают бесследно. Запоминаем только, что "Late Bottled Vintage" - не обязательно "супер-дупер" вроде "Single Malt". Интересно, по какой технологии производились Агдам, Тридцать Третий и Три Семёрки нашего детства и юности?
Когда мы выходим из погребов, на улице совсем темно - но город от этого даже хорошеет в жёлтом свете натриевых уличных фонарей.
Оглядываемся и пересчитываем вывески виноделен на левом берегу реки Доуро - да они же все здесь! Копке, Салем, Сандеман, Тэйлор, Оффли, Кокбёрн, Грэм, и другие - о которых мы даже не слышали.
Приходит время ужина; консьерж в нашей гостинице рекомендовал Taberna Dos Mercadores. Мы не сразу находим дверь в ресторан на узкой и довольно тёмной улице - дверь закрыта. Но остановить голодную Лену на пол-пути к еде непросто - она попросту колотит в дверь до тех пор, пока оттуда не выходит шеф-повар. Он сообщает, что ресторан пока закрыт, и у них - ужин для работников. Если мы очень хотим, мы можем прийти через сорок минут, если пообещаем, что не будем сидеть дольше, чем полтора часа. Ничего себе... Мы отруливаем в ресторан по соседству со столиками с видом на набережную, и полчаса созерцаем публику и реку. Голод скрашивается несколькими Кайпирошками.
Точно "по звонку", мы у дверей Таберны. Ресторан - маленький, столиков на восемь, но меню - впечатляющее. Останавливаемся на двух видах рыбы - палтусе и морском окуне. Пока рыба готовится, мы пьём чудесное прохладное белое вино, и краем уха слышим, как метрдотель отказывает в приёме случайным посетителям - места в ресторане зарезевированы чуть ли не с двойным запасом.
Скоро появляется рыба - на большой сковороде, пылающая, похороненная под слоем соли. Повар очень аккуратно сметает соль, виртуозно отделяет мясо от костей и перекладывает рыбу нам на тарелки. Рыба - просто потрясающая. Нам до этого как-то не везло с жареным палтусом - наша вера в него полностью восстановлена.
 * * * 
Порто не особенно фотогеничеи с утра. Солнце выходит из-за холма, и его лучи проникают в глубину узких улиц довольно поздно. Тем не менее, мы с Женей встаём "ни свет, ни заря" (то есть около восьми) и идём через реку в надежде что-нибудь сфотографировать. Мы в этом не одни, и остальные примерно так же разочарованы.
Город медленно просыпается и "чистит пёрышки".
В гостинице нас кормят вполне приличным завтраком, и мы опять отправляемся в город - уже вполне оживший.
Мы могли бы бродить по улицам Порто сколько угодно - но завтра нас уже ждёт в Мадриде самолёт. По калифорнийским меркам Мадрид недалеко, часах в пяти-шести езды, но уже и не утро...
Часа в два или три мы - уже на шоссе по направлению к Саламанке.
До свидания, чудный город. Мы точно вернёмся.